Чтобы писать и читать статьи, обсуждать события в мире и быть в курсе самого интересного.

Где был Сталин в первые дни войны?

30 сентября 18:09
Опубликовал: Вадим Бутко
1490

В самом начале Великой Отечественной, по утверждениям некоторых высокопоставленных людей, и в особенности Никиты Хрущева, первые дни войны вождь пребывал в прострации – отстранился от дел и не выходил на связь. Однако, давайте пройдемся по хронологии того времени:

22 июня Жуков связался со Сталиным после полуночи, ввел в курс дела по поводу обстановки на границе. Кремль на тот момент уже знал о намерении Гитлера атаковать Советский Союз от перебежчика. Однако ходят слухи, что главнокомандующий сомневался в полученной информации.
Но бомбардировки таки начались этой же ночью, и Иосиф Виссарионович находился в своем кабинете сразу после них – в 5:45 утра, о чем свидетельствуют записи в тетради посетителей. Со слов управляющего делами Совнаркома он был подавлен, осунулся. Весь этот день прошел в ожидании достоверных сведений с фронта, Сталин до конца не верил в те данные, которые поступали каждую минуту.
23 июня в той же тетради посетителей были отметки о приеме у вождя двух высших советских чиновников. Первый – Молотов, второй – Николай Власик, из НКВД СССР. В этот же день был подписан об открытой мобилизации.
24 июня, по всеобщему мнению, в Советском Союзе только пришло осознание ужасающей обстановки. Создали Совет по эвакуации. Впоследствии было понятно, насколько вовремя был принят этот шаг.
25 июня Сталин принимал подчиненных два раза, судя по записям в тетради учета. В этот день было сделано: подписана директива «О формировании группы армий Резерва Главного Командования»; отданы приказы о форсированном отходе 3-й и 10-й армий с тем, чтобы выйти из угрозы окружения под Минском; подписан приказ № 222 «О немедленном введении в действие порядка рассмотрения дел военными трибуналами»; советская авиация нанесла бомбовый удар по Южной и Средней Финляндии, союзнику Германии, прежде всего по Хельсинки и Турку.
26 июня свой рабочий день главнокомандующий начал с полудня и завершил за полчаса до полуночи. Приказы, которые были подписаны: порядок выдачи пособий и полевых денег военнослужащим действующей армии; преобразование транспортных прокуратур железных дорог и водных бассейнов в военные прокуратуры; переход в собственность обмундирования, выданного рядовому и младшему начальствующему составу, убывающему на фронт. Иосиф Виссарионович организовал экстренную встречу с Жуковым по поводу подхода немецких танков к Минску.
27 июня Сталин подписал постановление «о вывозе из Москвы государственных запасов ценных металлов, драгоценных камней, Алмазного фонда СССР и ценностей Оружейной палаты Кремля», а так же предложил мобилизацию коммунистов для усиления контроля в войсках и вывоз людей с оккупированных или вот-вот оккупированных территорий.
28 июня первым посетителем вождя стал Молотов. Сталин практически весь день был в одиночестве. По свидетельствованиям, он пребывал в глубоких переживаниях из-за политических просчетов и в усталом состоянии из-за неудач на фронте.
29 июня, со слов Жукова, Иосиф Виссарионович два раза посещал Наркомат обороны, где имел место быть конфликт с высшим командованием. Военные получили критику в свой адрес по поводу беспомощности офицеров РККА, не способных наладить даже связь. Все это сопровождалось повышенным тоном и оскорбительными упреками.
Но при всем при этом, был учрежден пост командующего ВВС с самыми широкими полномочиями, на него был назначен Павел Жигарев. Управленец СССР расширил круг вопросов, которые теперь может решать новый руководитель боевой авиации. Ситуация в небе начала постепенно улучшаться, а правильность этого решения показала битва за Москву.
Все эти записи в журнале учета, показания Жукова, Молотова и управляющего делами Совнаркома опровергают заверения Хрущева, и еще нескольких американских биографов и историков-антисталинистов об отходе Сталина от дел в первые дни Великой Отечественной Войны.

Смотрите также