Гюлен и Эрдоган: два разных лидера, две совершенно непохожих Турции

02 августа 2016 21:12
192

b529ee03

До событий, приведших к обострению с Турцией и, в особенности, после загадочного недо-переворота, случившегося там, о Фетхуллахе Гюлене в России мало кто знал. Разумеется, за исключением дипломатов, политологов, бизнесменов, специализирующихся на Ближнем Востоке и, конечно же, сотрудников разведки. Хотя по масштабности влияния на политическую, и идеологическую жизнь страны последнего десятилетия-полутора, с его фигурой мало кто может поспорить.

Даже звезда нынешнего «султана» — Эрдогана – взошла именно на фоне Гюлена, который был его наставником и учителем. Именно ему принадлежит концепция умеренно-мусульманского крена современной Турции, в рамках которой было создано целое духовно-политическое движение Хизмет, сторонниками и приверженцами которого являются миллионы турок. Не только в самой Турции, но и по всему миру. И для всех них Гюлен – непререкаемый авторитет и вождь.

Эрдогану действительно есть чего опасаться: проповедник и писатель Гюлен основал огромную международную, притом,  богатую структуру (можно сказать, орден) и управляет ею издалека. В рамках этой структуры функционируют школы и лицеи, которые открыты далеко за пределами метрополии – по всему миру. Повсюду в них пропагандируется весьма нехарактерный для нынешнего фундаметалистского мейнстрима ислам. Этакий «просвещенный» ислам, проповедующий такие типичные для Запада ценности, как прогресс, экономическое развитие, демократия и даже определенные либеральные ценности.

Это была осознанная, четко спроектированная проповедником интеллектуально-идеологическая конструкция. Поскольку в мыслях Гюлена Турция должна была стать одним из лидеров и в Европе, и, одновременно, в исламском мире. Закономерно, что такая сбалансированная кофессионально-философская система стала основой мощной социальной сети, поддерживаемой крупным тюрко-ориентированным международным бизнесом и финансовыми кругами.

Неудивительно, что для амбициозного и честолюбивого Эрдогана такое движение представляло излишнюю конкуренцию и даже опасность. К тому же, видение будущего страны в представлении сегодняшнего авторитарно настроенного президента, чем дальше, тем больше становилось отличным от умеренного исламиста и очевидного республиканца Гюлена. Возникновение разрыва между вчерашними соратниками было неизбежно: и вот духовный лидер Хизмета вынужден скрываться в США, а глава государства, сумевший удержать власть в ходе минувшего путча, обвиняет его в непосредственном участии в организации мятежа.

Между обеими совершенно антагонистичными идеями: «цивилизованно-исламской» Турцией Гюлена и исламистским нео-османским султанатом Эрдагана, разыгралась уже вполне себе открытая война. Выиграть честно и цивилизовнно в ней нынешнему президенту, очевидно, не суждено, поскольку, как бы он ни кичился «народной поддержкой», идеалы, сформированные учением Гюлена, находят несомненно больше сторонников, чем жуткая перспектива восточной деспотии, предлагаемая Эрдоганом.