Чтобы писать и читать статьи, обсуждать события в мире и быть в курсе самого интересного.

Кто такой Алистер Кроули и как он связан с Россией

31 января 19:01
Опубликовал: Вадим Бутко
329

samye-skandalnye-fakty-ob-alistere-krouli-3

Алистер Кроули – крайне эпатажная личность, маг и колдун, поэт и альпинист, писатель и возмутитель спокойствия. Он много раз посещал нашу страну и даже оставил о ней впечатления. Россия повлияла на него, он видел в ней спасение.

Когда Алистеру было 23, он на собственные сбережения напечатал сборник стихов «Иезабель». Но его имени на книжке не было, было имя Владимира Свареффа. Это псевдоним Кроули. Этот русофобный псевдоним он взял после того, как долгое время отдыхал в Петербурге. Своё первое путешествие в Россию он охарактеризовал так: «оно (путешествие) совершило чудо, значительно расширив мое мировоззрение». Кроули и позже приезжал в Петербург в 1910 году, но на этот раз Северная столица не произвела на него такого впечатления, как в первый приезд.

В 1913 году Кроули знакомится с Москвой, сюда он приезжает с гастролями труппы скрипачек «The Ragged Ragtime Girls», проводит здесь шесть недель, отмеченных большим творческим подъемом: пишет «Гностическую мессу» и завершает одно из самых известных своих стихотворений, «Гимн Пану». Своими впечатлениями о Москве, Кроули делится в своём произведении «Град Божий».

У Кроули интересное отношение к Москве, можно сказать, что этот город его очаровывает, но оставляет массу загадок. Кремль же, по его мнению, «воплощение мечты, навеянной гашишем».

«Кремль — это случайность. Сама Москва — случайность. Не было ни малейших географических предпосылок для появления этого города, равно как не было ни малейшего преимущества в его расположении. Судите сами: небольшая река, чуть ли не вдвое меньшая, чем Гарлем или Темза в районе Лондонского моста, и холм, по размерам сравнимый с Морнингсайд или Людгейтским холмом».

Ещё о Москве: «Она не рассчитана заранее, она не подчиняется «законам искусства». Она капризно-деспотична, как Бог, и столь же неоспорима. Она не была рождена человеческим сознанием: это творение разума, изначально свободного от догмата точных наук.Это игра воображения, воплощенная в металле и камне. Это нелепость, в которую веровал Тертуллиан».

Собор Василия Блаженного Алистер Кроули считал лучшим из всех храмов. Четверть его эссе — написано о нём.

«Собор Василия Блаженного (почему бы не сказать церковь Василиска?) — это разрешение платоновской антиномии Единого и Всеобщего. Нет двух одинаковых куполов — ни по цвету, ни по форме, ни по взаимному расположению. Каждый подтверждает идею единства в многообразии, а многообразия — в единстве; каждый — математическое подтверждение тождества формы и содержания.В нем — воплощение тайны розенкрейцеров; в нем — решение проблемы алхимиков; в нем — квадрат, вписанный в круг; в нем — удвоенный куб; в нем — вечное движение в неподвижном камне; в нем устойчивая изменчивость и изменчивая устойчивость; в нем — краеугольный камень-Христос, заложенный Гермесом, и печать Хирама-Абифа, венчающая храм».

Совершенно противоположенное впечатление у Кроули оставляет храм Христа Спасителя.

«Взгляд теряется в этих темных раках, так и не достигнув шпиля божественного инструмента, который начинается от изгиба, впрочем, очень небольшого, крыши. В результате создается неприятно-отталкивающее впечатление: пустота разбивает и «съедает» форму, делая здание похожим на магическую пасть бездны с золотыми клыками, бездны, засасывающей и истребляющей душу.Нескончаемый поток золота, золото на золоте, подчеркивает в высшей степени варварское равнодушие к закону равновесия. Только лица, кисти и ступни фигур, изображенных на иконах, остаются открытыми; покровы, изготовленные из золота или позолоченного серебра и обильно «расшитые» жемчугом и прочими драгоценными камнями, заполняют собой все оставшееся полотно».

Смотрите также