Чтобы писать и читать статьи, обсуждать события в мире и быть в курсе самого интересного.

«Сухой закон имени Лигачева»

31 августа 22:08
Опубликовал: denis
257

Во время отпуска в Крыму Егора Кузьмича повезли в «Массандру». Там за все 150 лет существования знаменитого завода хранились образцы выпущенных вин — винотека. Подобные хранилища имеют все известные винзаводы мира. Но Лигачёв сказал: «Эту винотеку надо уничтожить, а „Массандру“ закрыть!» Владимир Щербицкий не выдержал и позвонил прямо Горбачёву, дескать, это уже перегиб, а не борьба с пьянством. Михаил Сергеевич сказал: «Ну ладно, сохраните».

Приведенное воспоминание относится к концу 80-х годов – эпоха триумфа эпохальной «антиалкогольной кампании», с которой у большинства жителей нашей страны, заставших то время, ассоциируется начало перестройки. Упомянутый Егор Кузьмич Лигачев – и был главным «застрельщиком», инициатором этой кампании или, как ее называли в обиходе, «сухого закона». Лигачев и ряд крупных партийных и государственных руководителей искренне полагали, что одной из причин снижения уровня советской экономики является общий упадок морально-нравственных ценностей «строителей коммунизма» и халатное отношение к труду, в которых был повинен массовый алкоголизм.

Насколько такая позиция соответствовала реальному положению дел, вопрос отдельный. Вполне вероятно, что пагубная привычка «злоупотреблять» могла быть причиной многих явно негативных факторов жизни советского общества в самом широком масштабе: от личного до государственного. Но так решать проблему, как стал решать ее Лигачев и компания, это, что называется, «заставь дурака богу молиться». Кстати, Горбачев, спустя много времени, и применит именно эту формулировку в отношении своего «соратника».

После начала борьбы с пьянством в стране было закрыто большое количество магазинов, торговавших ликёро-водочной продукцией. Нередко на этом комплекс противоалкогольных мероприятий в ряде регионов заканчивался. Так, Первый секретарь МГК КПСС Виктор Гришин закрыл многие алкогольные магазины и отрапортовал ЦК о том, что работа по отрезвлению в Москве завершена.

Магазины, в которых продавалось спиртное, могли делать это лишь с 14.00 до 19.00. Поэтому бытовали поговорки:

В шесть утра поёт петух, в восемь — Пугачёва, магазин закрыт до двух, ключ — у Горбачёва

«На недельку, до второго», закопаем Горбачёва. Откопаем Брежнева — будем пить по-прежнему.

Были приняты жёсткие меры против распития спиртного в парках и сквериках, а также в поездах дальнего следования. Пойманные в пьяном виде имели серьёзные неприятности на работе. За употребление спиртного на рабочем месте — увольняли с работы и исключали из партии. Были запрещены банкеты, связанные с защитой диссертаций, стали пропагандироваться безалкогольные свадьбы. Появились так наз. «зоны трезвости», в которых спиртное не продавалось.

Кампания сопровождалась интенсивной пропагандой трезвости. Повсюду стала распространяться статьи академика АМН СССР Ф. Г. Углова о вреде и недопустимости потребления алкоголя ни при каких обстоятельствах и о том, что пьянство не свойственно русскому народу. Из кинофильмов вырезались алкогольные сцены, а некоторые любимые – как сказали бы сейчас культовые фильмы – например, «Ирония судьбы, или с Легким паром», и вовсе были запрещены к показу.

Очевидно, что такими командно-административными мерами проблему «злоупотребления» было не решить. Народ смеялся, удивлялся, ужасался, и следовать «новому курсу откащзывался наотрез». Направленная на «моральное оздоровление» советского общества, антиалкогольная кампания в реальности достигла совершенно иных результатов. В массовом сознании она воспринималась как абсурдная инициатива властей, направленная против «простого народа». Для лиц, широко вовлечённых в теневую экономику, и партийно-хозяйственной элиты алкоголь по-прежнему был доступен, а «доставать» его были вынуждены рядовые потребители.

Уменьшение продаж алкоголя нанесло серьёзный ущерб советской бюджетной системе, поскольку ежегодный розничный товарооборот в среднем сократился на 16 млрд рублей. Урон для бюджета оказался неожиданно велик: вместо прежних 60 миллиардов рублей дохода пищевая промышленность принесла 38 миллиардов в 1986 году и 35 миллиардов в 1987-м. До 1985 года спиртное давало ок. 25 % поступлений в бюджет от розничной торговли, за счет высоких цен на него удавалось дотировать цены на хлеб, молоко, сахар и др. продукты. Убытки от сокращения продажи спиртного компенсированы небыли, к концу 1986 года бюджет, фактически, рухнул.

Массовое недовольство кампанией и начавшийся в 1987 году в СССР экономический кризис вынудили советское руководство свернуть борьбу с производством и потреблением алкоголя. По случаю 20-летия антиалкогольной кампании в 2005 году Горбачёв в одном из интервью заметил: «Из-за допущенных ошибок хорошее большое дело закончилось бесславно».

Смотрите также