Чтобы писать и читать статьи, обсуждать события в мире и быть в курсе самого интересного.

Тайна гибели линкора «Новороссийск»

29 июля 21:07
Опубликовал: denis
469

tmpTxaOk6

Этот взрыв, произошедший в Севастопольской бухте, унесший более шести сотен жизней и потопивший боевую единицу Черноморского флота, прозвучал, когда наша страна (и, по большому счету, весь мир) уже больше 10 лет жила в мире – 29 октября 1955 года. Сказать, что инцидент был из ряда вон выходящим – ничего не сказать. И даже с учетом того, что специальная Государственная комиссия, взявшаяся за расследование этого чрезвычайного происшествия, приняла необходимые меры по контролю за информацией о ходе следствия, домыслов и слухов о причине трагедии избежать, очевидно, не удалось.

Поэтому, когда официальное заключение озвучило причиной подрыва линкора «Новороссийск» немецкие донные мины, оставшиеся «в наследство» от бежавших из Севастополя фашистов, «молва» (как «народная», так и печатная) дополнила формальную версию парочкой-тройкой альтернативных («истинных, но скрываемых  властями от народа»).

Основная критика официальной версии со стороны альтернативных исследователей, состояла в том, что к 1955 году источники электропитания всех донных мин неизбежно бы разрядились, а взрыватели пришли в полную негодность. Впрочем, к технической стороне этого вопроса мы вернемся, а сейчас рассмотрим главную конспирологическую версию, которая с завидной регулярностью «всплывает на месте утонувшего линкора».

Заключается она в том, что против линейного корабля Черноморского флота «Новороссийск» была проведена диверсия, осуществленная силами специализированного подразделения подводных пловцов. Существуют сторонники «британского следа», утверждающие, что к диверсии могли приложить руку моряки-спецназовцы из 12-й флотилии Флота Её Величества. Однако наиболее популярна тема, связанная с боевыми пловцами отряда Валерио Боргезе, входящего в 10-ю флотилию ВМФ Италии.

Эмблема «Дечима МАС», разработанная самим князем Боргезе

Главным аргументом в пользу этой версии ее сторонники указывают, что прежде чем стать боевым советским кораблем, «Новороссийск» был линкором именно итальянского военно-морского флота. По результатам Второй мировой войны, Италия как проигравшая сторона лишалась своих ВМС, которые были поделены между странами-участницами антигитлеровской коалиции. Один из итальянских кораблей – линейный корабль Giulio Cesare («Джулио Чезаре» – Юлий Цезарь) перешел советской стороне и под названием «Новороссийск» в марте 1949 года был принят в состав Черноморского флота СССР.

По мнению адептов «итальянского следа» диверсия со стороны бесстрашных и отчаянных боевых пловцов-подводников была актом мести за унижение Италии. Кроме того, конспирологи свидетельствуют, что 10-я итальянская флотилия MAS ( Mezzi d’Assalto — штурмовые средства), возглавляемая прославленным боевым офицером князем Боргезе, являлось самым боеспособным морским специализированным подразделением Второй мировой. В их распоряжении имелись сверхмалые подводные лодки,  специальные управляемые и пилотируемые торпеды. С помощью этих средств, а так же благодаря беспримерной отваге, бойцы «Дечима МАС» утопили два британских линкора («Вэлиэнт» и «Куин Элизабет») и крейсер «Йорк».

Являются ли данные обстоятельства достаточными, чтобы признать «итальянскую версию» полностью объясняющей гибель «Новороссийска»? Есть весомые аргументы, позволяющие в этом усомниться.

Во-первых, сам корабль «Чезаре-Новороссийск» не представлял собой серьезной военной ценности. Спущенный с итальянских стапелей еще в приснопамятном 1911 году, во время Второй мировой  он уже исполнял второстепенные роли, а незадолго до капитуляции был переведен в разряд судов-«плавучих учебок». Состояние, в котором он был передан Советскому Союзу, и вовсе оставляло желать, мягко выражаясь, лучшего. За неполные пять лет «службы» «Новороссийск» претерпел пять существенных модернизаций и капремонтов, которым подверглись без исключения все его судовые системы.

Осуществлять столь тяжкую и рискованную диверсионную операцию ради такой сомнительной цели – это, по меньшей мере, не профессионально.

Еще больше подтверждают такие сомнения показания самих ветеранов «Дечима МАС». В конце 90-х оставшиеся в живых бойцы легендарного подразделения искренне заверяли, что не чувствовали к Советскому Союзу ненависти и не испытывали жажды возмездия. Уж коли на то пошло – признаются спецназовцы-отставники – то большую мотивацию в этом плане могли вызвать военно-морские силы Великобритании, но никак не ВМС СССР.

Кроме того, они сообщили, что после войны их флотилия была расформирована, все уникальное оборудование конфисковано. А сами экс-спецназовцы (из тех, кто предпочел остаться в Италии, и кому посчастливилось избежать трибунала) находились под непрестанным «колпаком» спецслужб.

Самое, пожалуй, важное доказательство несостоятельности «итальянской диверсии» заключается в технической нереализуемости ее воплощения.

По расчетам комиссии, взрыв, утопивший «Новороссийск», был эквивалентен взрыву тротила массой более 1 тонны (до 1,3 тн). Учитывая, что пилотируемые торпеды «Майяле» имели боевую часть порядка 200 кг тротила, диверсантам пришлось бы проводить в Севастопль «эскадру» из не менее 5 таких устройств. А с учетом их частых отказов – в два раза больше. А если учесть трудности навигации, наведения, погодного фактора… И это, если не вспоминать о системе безопасности противника… Иначе говоря, задача сродни пресловутому «верблюду», коему нужно просочиться в игольное ушко. Не реально.

В общем, товарищи из правительственной комиссии, сделавшие свое заключение в пользу немецкой мины тоже пришли к этому выводу не с бухты-барахты. Вскоре после войны в портах, оставленных немцами (в том числе и в Севастополе) было обнаружено множество мин огромной мощности – тип RMH-1.

Дощатая конструкция без внешних изысков массой ~1150 кг, снаряженная литым гексонитом. Оснащена магнитным датчиком неконтактного действия типа М-1. Идеальна для блокирования входов в гавани и порты. Отступая, немцы оставили нам десятки таких “подарков”

Дощатая конструкция без внешних изысков массой ~1150 кг, снаряженная литым гексонитом. Оснащена магнитным датчиком неконтактного действия типа М-1. Идеальна для блокирования входов в гавани и порты. Отступая, немцы оставили нам десятки таких “подарков”

Что касается скептиков, утверждающих, что система срабатывания мины могла быть обесточена, то на этот счет есть контраргументация, апеллирующая к «сумрачному тевтонскому» техническому гению. На случай оставления территорий, вермахт и кригсмарин могли оснастить взрывные устройства, обеспечивающие многолетнюю активность взрывного датчика. Кроме того, электрические системы детонации таких мин могли быть продублированы механическими и гибридными системами.

Впоследствии (после взрыва), в районах, прилегающих к ЧП было выявлено и вытралено 17 морских мин типа RMH-1. Из них три — в радиусе 100 метров от места гибели линкора. Одна или две из таких «очнувшихся» мин могли запросто сработать. «Новороссийск», помимо прочих причин, отмеченных в докладе комиссии, стал жертвой трагического невезения. Оружие врага, спустя много лет настигло свою цель.

Смотрите также